Затронув в большей степени теоретический вопрос - Зарождение расцвет и упадок элит - и держа в уме один из способов их формирования - выборы, невозможно обойти вниманием такое привычное, ежедневное и вместе с тем такое непонятное явление, как государство (не то, которое "страна", а то, которое "власть")



То, что это явление непонятное, можете проверить сами, задав вопрос "Что такое государство" своим друзьям и знакомым. Обещаю незабываемые впечатления и целый набор штампов, расшифровать которые их носитель  не в состоянии.

Старшее поколение, хорошо отдрессированное на занятиях по марксизму-ленинизму, чеканит ленинское: «Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы», но ломаются на просьбе расшифровать слово "Машина".

Новое поколение или таращит глаза и съезжает в хохму, или ходит по кругу:

  • Государство - это аппарат

  • А что такое аппарат?

  • Аппарат - это механизм

  • А что такое механизм?

  • Ну, механизм, это такая система...

  • А система это...

  • Это аппарат...

И те, и другие, стар и мал, все едины в одном: государство - это некий бездушный "ящик с гайками",  который, тем не менее, самым мистическим образом обладает всеми человеческими свойствами - думает, говорит, делает... Одним словом - готовый киборг из популярного сериала со Шварцнегером.  Мы сегодня   постараемся десакрализировать и демистифицировать эту загадочную штуковину, максимально упростив  существующие определения.

Итак, государство  - этот самый аппарат, он же механизм, он же  система, "населено" чиновникми - самыми обычными людьми, отнюдь не наделенными какими-то уникальными способностями и уж тем более, какими-то невероятными, недоступными простому смертному, знаниями.

То есть государство  -  это просто организованная группа лиц. Как говорит "мудрая" википедия: "Госуда́рство — это организация."

Всё остальное - механизмы, институты, системы управления, аппараты насилия - это только обвеска для решения главной задачи, ради которой эта группа существует. Кстати - тут тоже не совсем и не всем ясно. Вопрос внутри государства "Ради чего мы тут собрались?" рождает массу ответов, большая часть которых не выдерживает критики.

- Государство обеспечивает порядок...
- Но ведь и самоорганизующееся население тоже способно поддерживать порядок. И оно его успешно поддерживает, например, вдали от органов власти и в условиях паралича этих органов. Значит, возможность обеспечения порядка уникальным свойством государства не является...

- Государство защищает суверенитет...
- Да ну? А что ж это практически всегда и везде, и сейчас, и в исторической ретроспективе приходится формировать народное ополчение, срочно вооружать население, чтобы защитить этот самый суверенитет, потому что по-другому защитить его у государства никак не получается...

Перечислять такие диалоги можно бесконечно, пока путём исключения неуникальных функций государства, не наткнёмся на одну, которая никаким другим институциям не свойственна - это функция силового перераспределения ресурсов. Соединив вышеупомянутое определение (государство - это просто группа людей) и выявив эту уникальную функцию, получаем стройное, понятное, непротиворечивое  и простое определение:

Государство - это группа людей, главная задача которых - отобрать и поделить.

А теперь вернемся к элите, определение которой для простоты  тоже возьмем в википедии ("академка" в этом отношении не сильно отличается): Эли́та (от лат. eligo, англ. фр. élite — избранный, лучший[1]) — в социологии и политологии — совокупность людей, занимающих высокие посты в управлении государством и экономике.

И тогда круг замкнётся, где элита как раз и будет той группой людей, главная задача которых - отобрать и поделить. Теперь объект под названием "государство" имеет четкую дефиницию и предназначение.

Такая конкретная и однозначная дефиниция необходима для того, чтобы лучше понять место государства (группы людей. называемых государством, властью, элитой) в системе общественных отношений и квалифицированно определить (спрогнозировать) тенденции его развития.  Когда знаешь, что  власть умеет исключительно отнимать и делить:

1. Перестаешь ожидать от государства то, что оно, государство, обеспечить не в состоянии
2. Прекращаешь обращаться к государству с несоответствующими запросами и вопросами
3. Начинаешь выбирать среди элит ту, которая  нежнее отбирает и справедливее делит, а не фотогеничнее.
4. Начинаешь относиться к власти (государству, элите) примерно также, как относишься к любой другой сервисной службе, чем оно фактически и является.

Безопасность, комфорт, а также стоимость того и другого - вот что реально и ежедневно интересует граждан, если убрать мистификацию, которой окружена и сама власть, и её функции.


Государству (элите, власти) приходится не только отбирать, но и отдавать. Не только требовать, но и соответствовать.

То, что правящие элиты постоянно находятся в движении, меняются местами и очень эффектно борятся за место под Солнцем,  видно каждому любопытному с любого места социальной лестницы. То, что рядом с любым, даже самым авторитарным троном, толкутся сразу несколько элитарных групп, часто антагонистических, признаётся всеми. А вот то, что воюют они не только между собой, и не только за симаптии сюзерена, но и за симпатии управляемого населения, вот это очевидно далеко не для всех. Хотя историческими примерами, когда пренебрежение интересами плебса  заканчивается трагедией для патрициев, напичканы все учебники истории.

Абсолютно неочевидной для очень многих является аксиома, что в основе любой власти, даже самой авторитарной, лежит гражданское согласие, а оно невозможно без самих граждан. Обмануть-запугать получается далеко не всех и не всегда, и уж совсем точно - не на всё время. А значит, приходится не только отбирать, но и отдавать, не только требовать, но и соответствовать.


Новые технические возможности - новая элитарная головная боль

Элиты (власть, государство) сами еще не осознали, насколько хрупким является гражданское согласие именно сегодня, когда технические возможности фиксирования событий и распространения информации превратили всё население в журналистов, а интернет - в одну большую газету. Сбылась мечта перестройщиков - гласность достигнута полная и абсолютная. Все дела и делишки элиты моментально становятся достоянием общественности. Всё хуже и хуже получается изображать, что делаешь одно, а на самом деле -  совсем другое. Имитировать патриотизм сегодня гораздо сложнее, чем имитировать оргазм. Приходится оправдывать ожидания населения,  ибо...


Народ простит всё, кроме обманутых ожиданий

Особенно сейчас, когда  можно выбирать между конкурирующими группами в одной стране. Если ни одна из них не устраивает, ни легко и ни просто, но вполне возможно поменять сразу все элиты вместе со страной. Пустеющая Прибалтика - яркий пример реализации именно такого сценария. Весь вопрос в личной квалификации и востребованности самого гражданина. Поездив по миру и побывав на всех континентах, уверенно говорю, что при кажущейся безработице работать реально некому и рабочие руки нужны везде и много. Наблюдается перепроизводство офисных работников и явный, уже кричащий недостаток рабочих и ИТР практически по любой специальности.

А есть ведь ещё внутренняя эмиграция, которая для властей еще страшнее, непонятнее и опаснее. Одним словом, когда низы сильно не хотят жить по-старому, у верхов тоже жизнь не получается. За прошедшие столетия государство (власть, элита) более-менее сносно научилось справляться с активным проявлением недовольства через ликвидацию несогласных. А что прикажете делать с игнором, в который уходят недовольные граждане, да так успешно, что выполнять свою основную задачу государству становится всё сложнее - отнимать становится нечего и не у кого.


Рецепт приготовления съедобного государства

Этот рецепт существует совсем не в области контроля и не в области совершенствования аппарата насилия. Насилие способно разрушить, но не способно строить.  Контроль способен отслеживать соответствие плану, но не способен планировать и проектировать. Отбирать и делить получается только тогда, когда за тобой признают это право и согласны с предложенным вариантом перераспределения. И то, и другое возможно только там, где государство умеет договариваться с неселением, а не только нагибать и врать. Грубое насилие и такая же грубая манипуляция возможны в отношении люмпенов, но с них нечего взять. С высококвалифицированными специалистами по-любому приходится договариваться. А наша всё более технократическая цивилизация способна выжить только при наличии таких специалистов.

За всем отчаянным манипулированием и ложью, с которыми срослись современные элиты, понемногу проступают контуры другого государства, которому каждый отдельно взятый гражданин нужен гораздо больше, чем элиты - гражданам.  Зависимость управляющего государства от управляемых граждан становится всё очевиднее. Хреновому государству очень скоро становится просто некем управлять.

Открытые границы, глобальный рынок, единое информационное пространство и транснациональные компании делают естественным процесс перетекания населения туда, где безопаснее и комфортнее. А когда к этой свободе добавится энергетическая независимость, из ныне существующих государств (элит) останутся только те, кто сможет предложить обычным людям что-то действительно достойное и интересное, ради чего стоит пожертвовать частью своего личного суверенитета и дохода.

Взаимная ответственность гражданина и государства является единственным скрепом такого союза. Она является главным дефицитом XXI века, и именно  о ней  мы подробно  поговорим в следующей главе.

Продолжение следует.....

Источник